Online клуб

Птн, 19 Окт 2018

О нашей этике (заметки охотника)

Опубликовано: Фев 5, 2012 Разместил: admin Категория: Советы начинающим

Об этике охотников не раз поднимался вопрос в нашей литературе. Мне кажется, об этике следует разговор продолжить в нашем журнале.

Под словом этика мы понимаем учение о морали, о правилах поведения человека в обществе. Значит, всякая воспитательная работа, в том числе и среди охотников, должна быть направлена на усвоение людьми правил и норм социалистического общежития.

Ведь до сих пор некоторые охотники, чаще молодые люди, появившись в лесу, в поле, на озере, рассуждают так: «Здесь все можно».

Известно, что значительное количество случаев браконьерства происходит не потому, что охотник хотел сознательно нарушить закон, а по причине недостаточного воспитания, в силу непонимания охотничьей морали. И бывает, что человек, сегодня нарушивший охотничью этику, завтра может быть браконьером. Обидно видеть, когда юноша, купив ружье и возомнив себя охотником, отправляется в угодья и начинает палить во все живое. Мне пришлось быть свидетелем такого случая. На одном из водоемов выводок утят-хлопунцов был загнан в угол озера и взят под перекрестный огонь такими, с позволения сказать, «охотниками». Они уничтожили весь выводок. Юридически молодые люди были как будто правы. Дело происходило в конце августа, охота на водоплавающую разрешена. Но с точки зрения охотничьей этики люди вели себя дурно.

Нельзя требовать от законодательных органов соо1ветствующих статей закона на все случаи жизни. Тут дело в моральном облике самих охотников. Они были плохо воспитаны, не понимали, что своими действиями наносили вред охотничьему хозяйству, и как спортсмены позорили себя, опошляли всю поэтичность спортивной охоты.

При охоте по тетеревиным выводкам в большинстве случаев первой из-под стойки взлетает старка. Очень многие не могут превозмочь в себе искушения и бьют ее первым выстрелом. Юридически такой охотник тоже не наказуем. Он стреляет в разрешенное время и разрешенным способом. И все же такого охотника нельзя терпеть в коллективе. Загубленная старка — неизмеримо большая потеря, чем молодая тетерка или петушок.

По старой традиции охотник, взявший зверя из-под чужих собак, обязан вернуть его владельцу собак, а тот возвратить заряженный патрон.

Обычай хороший, подчеркивает красоту человека, не говоря о его абсолютной справедливости. Он выражает высокую сознательность, уважение одного охотника к другому. Тем обиднее слышать рассказы о том, что и сейчас еще некоторые «охотники» стреляют зайца из-под чужих гончих, а потом по-воровски удирают с добычей.

Среди культурных охотников принято употреблять выражение — «некорректный выстрел». Речь идет о выстреле на дистанцию свыше 35-40 м. при котором птица или зверь в подавляющем большинстве случаев уходят подранком. При этом некоторые, видя, что птица улетела как будто без видимых признаков ранения, всю вину валят на промах. Практика показывает, что очень часто и тяжелораненная птица улетает на значительное расстояние, падает и пропадает бесцельно. В прошлом году мне пришлось охотиться в Присухонской низине, в районе озера Марша. на уток. При выходе из угодий, на берегу реки Сухоны, мне встретился молодой человек с одностволкой и шестью чирками в тороках, из которых три были нелетными. Он осмотрел мои трофеи (4 утки) и с иронией заметил:

— Эх, Дядя! Только четырех, а еще бескурковкой.

Я спросил, а сколько он сжег патронов? Выяснилось, что молодой человек за две зори расстрелял около ста патронов. Невольно подумалось, а какое же количество птицы покалечил незадачливый стрелок? В разговоре молодой человек без стеснения рассказал: что стрелял он на 30 сажен и дальше, ибо убежден в дальнобойности своего ружья, об этом говорил ему человек, у которого он приобрел одностволку.

Ясно, что молодой человек был охотником — «дикарем», никаких правил он не знал, а охотничий минимум очевидно, сдал формально. Поэтому немалая юля вины за его поступки ложится на тех, кто обязан вести воспитательную работу среди охотников.

С нормами поведения советского охотника несовместимы жадность, стремление добыть как можно больше трофеев, когда отдельные члены общества войдя в угодья, перестают быть любителями и друзьями природы и, опошляя спортивную прелесть охоты, превращаются в мясников.

Мне запомнился такой случай. В августе прошлого года Вологодский охотник-спортсмен В.Ф.Крылов, охотясь в районе угодий Ноземские Жады с легавой собакой, взял за один день до 30 птиц, в том числе 25 тетеревят. Пока «охотник» добрался до дома, значительная часть дичи была испорчена. Крылов занимается охотой не первый год. он знает правила и нормы отстрела. И на мой взгляд, для таких людей мало товарищеских упреков, разъяснений. Их поступки следует обсуждать на товарищеском суде и за чрезмерную жадность лишать права охоты на 1-2 года.

Мы за то, чтобы этические нормы широко пропагандировались, и не только в обществах охотников, но и в школах, домах пионеров, кружках юннатов обществах охраны природы. Но всю эту работу надо сочетать с решительной борьбой за соблюдение правил охоты, а случаи нарушений предавать широкой гласности через собрания членов общества, товарищеские суды, печать и радио. Это тоже внесет неоценимый вклад в дело воспитания культурного охотника.

...Весной этого года, спустя 4 дня после окончания срока весенней охоты общественными инспекторами з г. Вологде была задержана группа москвичей — тт Яковлев, Абреков, Егоров. У них оказался только один охотничий билет. Эти «спортсмены» охотились на селезней и уток в угодьях, где отстреливать водоплавающую дичь вообще запрещалось. Нарушители были оштрафованы охотничьей инспекцией. Но ведь среди них находился старейший московский охотник тов. Абреков. Он соблазнился охотой в «глухих» и якобы плохо охраняемых угодьях. Спрашивается, каковы же моральные устои такого «охотника» и что здесь целесообразнее — воспитание или наказание? Думаю, что последнее более целесообразно.

Добыча подранка — неписанный закон для каждого охотника. Оставлять в угодьях искалеченную, но недобитую дичь — позор для уважающего себя человека. И непременным правилом должно быть: подбил птицу или зверя — добей, не жалей времени и патронов. Оставленный подранок в 99 случаях из ста погибает или делается добычей хищников, не говоря о том, что не найденный подранок остается на медленную мучительную смерть, что не делает чести спортсмену.

На одном из озер Курганской области, глубокой осенью, мне пришлось добыть крякового селезня, у которого был прострелен клюв и сломан кончик крыла. Это была не птица, а скелет, обтянутый кожей. Сколько же суток провела несчастная птица без пищи! Кормиться она не могла из-за разбитого клюва.

Было бы полезно показать такие «трофеи» некоторым охотникам, которые, попирая охотничью этику, бросают подранков.

К описанным выше фактам грубого нарушения этики советского охотника можно отнести и выстрел по стае птиц. Особо вредна такая стрельба в весеннее время, когда под шальную дробину попадаю! и самки.

Настало время со всей остротой поднять вопрос с взаимоотношениях охотников. Считается преступлением оставлять товарища в лесу. А такие случаи и у нас в области были и не всегда встречали осуждение. Охотники, как правило, дружный и организованный народ. Практика знает много случаев, когда охотник, рискуя жизнью, спасает товарища (при добыче крупного зверя на воде и т.д.). Но бывает и так, что на охоту пошли вдвоем, а возвращается один, ничего не зная, где его товарищ и что с ним. Это нельзя расценивать иначе, как грубое нарушение элементарных правил этики.

Чувство отвращения вызывает отношение некоторой части охотников к своим бескорыстным помощникам — собакам.

Есть не в меру ретивые охотники, которое за незначительную провинность нещадно бьют собак, считал эго мерой воспитания. Никто не спорит, что собаку иногда нужно наказывать превращать наказание в истязание животного надо признавать как нарушение основ охотничьей морали.

Среди вологодских охотников, даже старь л собаководов известны случаи когда они под горячую руку стреляют в своих четвероногих помощников. Так поступил на охоте Б.Е.Попов убив свою легавую собаку на охоте, а В Н.Тутуев бросил в угодьях собаку, которая ему служила более десяти лет. Тутуев сознательно обрек свою собаку на голодную смерть лишь потому, что она «стала плохо работать» в старости.

Охотники — гуманные люди. Но разве совместима гуманность с поступком тов. Тутуев. Имеет ли он право после упомянутого случал называть себя охотником?

В практику работы обществ охотников нужно широко включать деятельность товарищеских судов которые обязаны разбирать вопросы только прямого браконьерства (за браконьерство штрафует инспекция, иногда дела на браконьеров рассматривают народные суды), а главным образом вопросы нарушения этики охотников. Наряду с проведением воспитательной работы товарищеские суды помогут непрерывно поднимать моральный уровень охотников на более высокую ступень.

На охоте должна быть особо высокая сознательность и проявляться гуманное отношение к живой природе, товарищу по охоте и верному помощнику — собаке. И нужно надеяться, что внедрение моральных устоев среди охотников станет повседневным делом охотничьих обществ.

А.Мокин

Журнал «Охота и охотничье хозяйство», №10, 1960.

О нас

Пожелания и советы отправляйте на нашу почту. Мы учтем все ваши пожелания!

Интересные ссылки